Что вы знаете о белорусской детской книге?

31 октября в Минске прошел Круглый стол под эгидой Союза белорусских писателей. Он был полностью посвящен детской литературе, его почетным гостем стала шведская писательница Юя Висландер, приехавшая в Беларусь уже с третьим по счету визитом.

В обсуждении принимали участие представители двух независимых издательств «Логвінаў» и «Галіяфы», издатель Зміцер Колас, белорусские детские писатели и поэты, журналисты-обозреватели и создатель литературного кукольного театрика. Честно скажу, что у меня было полное ощущения закулисья – вот как, оказывается, делается белорусская детская книга!

«Таташ Яраш, мамана Аксана и дачэта Альжбэта», Аксана Спрынчан, мал. Волі Барай.

Тон всей встрече задала благодарность гостьи за теплый прием в Минске и Витебске, за внимание к ней со стороны прессы, родилось даже предположение, что надо рекомендовать шведским писателям ехать в Беларусь, если они хотят почувствовать себя супер-звездами.

Вежливость гостьи была приятна, но справедливо и то, что этот Круглый стол был интересен в первую очередь белорусской стороне, ведь, как позже пояснил модератор встречи поэт и переводчик Андрэй Хадановіч, в Беларуси уже лет тридцать не проходило круглых столов, посвященных детской литературе. Это было сказано почти в шутку.

По итогам выступлений участников я прояснила для себя, через какие заросли проблем приходится пробиваться белорусским авторам и издателям. Люди, которые в нынешних условиях издают детские книги на белорусском языке, — настоящие герои. Это чистое подвижничество. Круг их проблем мне видится следующим:

  • Малое распространение и использования белорусского языка (по крайней мере в городах, где намного активнее покупают и читают детские книги).
  • Низкий интерес читателей к издаваемым белорусским детским книгам.
  • Высокая конкуренция со стороны привозных книг на русском языке.
  • Недостаточное финансирование.
  • Маленькие авторские гонорары.
  • Мизерные тиражи.
  • Внутреннее противопоставление русскоязычных и белорусскоязычных литераторов.

«Безбілетны Зай», Анатоль Зэкаў, маст. Анастасія Сакалоўская.

Я, возможно, покажусь полным идеалистом, но я не вижу разницы в том, на каком языке дети будут читать (говорить – да, но читать — нет), лишь бы им было интересно читать. Они возьмут книгу и на белорусском языке, если она покажется им актуальной, тем более что интерес к родному языку растет в геометрической прогрессии. Поэтому и в сосуществовании двух языковых культур я вижу только плюсы, во всяком случае в вопросе развития детского чтения.

Самый важный вопрос в том – что читать. Детская и подростковая литература буквально на глазах меняется и трансформируется. На русском языке появился корпус современных текстов, в том числе переводных, которые отличаются новым отношением к жизни ребенка и подростка, к описанию их проблем и интересов. Для белорусской детской литературы это пока единичные случаи, их пока можно считать скорее исключением.

На днях была опубликована октябрьская статистика продаж независимого книжного магазина «Кнігарня Логвінаў». Выяснилось, что на втором месте после книг Светланы Алексиевич, оказалась новая книжка все той же Юи Висландер, хотя ее презентация состоялась только в последних числах месяца. Еще в десятку самых популярных вошла книга сказок Надзеі Ясмінскі, оформленная одним из лучших наших иллюстраторов Катериной Дубовик.

«Мама Му ў басейне», Юя Вісландэр, пер. Надзея Кандрусевіч, маст. Свэн Нурдквіст.

Еще когда эта статистика не была обнародована, Андрэй Хадановіч полушутя назвал Юю Висландер самыми читаемым в Беларуси детским автором, пишущем на шведском языке, после Астрид Линдгрен и Туве Янссон. Мне кажется, что это отчасти связано и с острым дефицитом книг высокого полиграфического качества на белорусском языке.

Хотя этот острый дефицит наблюдается только у совсем небольшой прослойки читателей, ведь по замечанию Аксаны Спрынчан, детской писательницы, поэтессы и редактора издательства «Мастацкая літаратура», в котором за последние годы вышли четыре книги про Маму Му, части тиражей двух из этих книг до сих пор лежат в издательстве, хотя на них уже и скидки предоставляются.

«Сем ружаў», Надзея Ясмінска, маст. Кацярына Дубовік.

Вообще, со слов Аксаны Спрынчан становится понятно, в каких объемах живет белорусская детская книга. Средний тираж еще недавно составлял 2000 экземпляров, что даже и хорошо, если сравнить хотя бы с российскими тиражами в 5000 экземпляров и представить разницу в количестве населения. Теперь тиражи снижаются до 1600, 1000 экземпляров, а ниже уже и некуда.

Книги покупаются без ажиотажа, и библиотечные закупки становятся хорошим способом их реализации. «У нас есть, может, одна тысяча, хотя, наверное, и ее не наберется, покупателей книг, а остальные все идут в библиотеки,» — сетует писатель и редактор. Почему на десять миллионов жителей не находится одной тысячи покупателей детской книги?

Может быть, вопрос в качестве изданий? Андрэй Харужка из издательства «Галіяфы» отметил высокую конкуренцию со стороны привозных книг на русском языке, пожалел, что у нас нет никакой аналитики по продажам детских книг на белорусском языке, и предположил, что ситуация могла бы измениться, будь издательства поактивнее в детском секторе.

«Нататкі таткі», Андрэй Хадановіч, маст. Наталія Кійко.

Вопрос, где найти финансирование на рост числа издаваемых книг, если даже то скромное количество, что издается сегодня, не продается годами, звучит очень болезненно. Особенно в условиях конкуренции со стороны привозных книг. Конечно одно то, что книга на русском языке, само по себе ничего не значит, и там тоже издается, огромное количество безвкусного ужаса и кошмара, но есть также и целый пласт выдающихся изданий.

Даже если закрыть глаза на опыт восточных соседей, можно обратиться к опыту мировых законодателей тенденций в детлите. Юя Висландер делилась шведским опытом детского книгоиздания. Она рассказала о том, что в Швеции, как и в других европейских странах, общество очень озабочено тем, что дети читают все меньше, возможно именно это и приводит к всплеску активности детских писателей и художников – такая защитная реакция общества.

Так получается, что продажи детских книг растут год от года, но статистика по детскому чтению все неутешительнее: «Покупают все больше, а читают все меньше». Расцвет скандинавской детской литературы связан не только с острыми темами, которые поднимают в своих текста писатели, но и с экспериментами, на которые готовы идти художники-иллюстраторы. Юя Висландер отметила, что сейчас буйно развивается жанр детских книжек-картинок, причем художники ищут новые способы увязать текст и картинку в единое целое.

«Першая прыгажуня», Алена Масла, маст. Тамара Шэлест.

Кажется, к таким требованиям рынка белорусские издательства не готовы. Издатель Зміцер Колас высказал мнение, что в детской книге не должно быть броских картинок, если это не книжка для малышей. Классические тексты ни к чему разукрашивать иллюстрациями. Эту же точку зрения разделила Аксана Спрынчан, добавив, что книги должны быть разные, ведь и дети имеют разные предпочтения и читательские навыки: одному нужны рисунки, а для другого рисунки – ограничение собственной фантазии.

При этом Уладзімір Лянкевіч, поэт, переводчик и координатор первой специализированной детской литературной премии в Беларуси, справедливо отметил, что Беларусь может гордиться своей школой книжной графики. Но как быть, если финансовая ситуация в издательствах не позволяет оплачивать их труд в соответствии с уровнем их мастерства. Озвученные не для печати Аксанай Спрынчан суммы заставили с еще большим уважением посмотреть на действительно интересно оформленные белорусские книги (а они есть!).

Здесь хочется пофантазировать и представить, что и наши издатели могли бы больше доверять молодым графикам, иллюстраторам, дать им возможность поэкспериментировать со своим видением новой детской книги.

«Першая прыгажуня», Алена Масла, маст. Тамара Шэлест.

Книги действительно должны быть хорошие и разные, издавать книги на белорусском языке – важная и заслуживающая уважения работа, особенно в сегодняшних условиях. Но как быть с наблюдаемым замкнутым кругом – те книги, что есть, покупатель не хочет, а издавать конкурентоспособные книги слишком дорого.

Премии – прекрасный способ поднять престиж книг, авторов, издательств и вообще литературного процесса. Очень важная новость была объявлена в ходе Круглого стола Ўладзімірам Лянкевічам о том, что со следующего года в Беларуси появится специальная детская книжная премия. Ее название и логотип пока разрабатываются, а вот концепция уже в общих чертах оформилась.

Премия будет присуждаться в двух номинациях: лучшая книга для детей и подростков на белорусском языке и лучшие иллюстрации к книге для детей и подростков. Разделения книг по возрастным категориям пока не планируется, потому что нет финансовых возможностей (надеюсь, появятся в будущем, потому что книги для трехлетних детей и четырнадцатилетних подростков – разные миры), так же пока не будет отдельной премии за лучшую переводную книгу.

«Сумны суп», Вольга Гапеева, маст. Марта Герашчанка.

Еще одно важное направление работы – отслеживание мировых тенденций. Информации огромное количество, она доступна и даже сама просится в руки хотя бы через длинные списки, короткие списки и результаты международных премий. Так Юя Висландер рассказала об одной из самых известных премий ALMA (Премия имени Астрид Линдгрен), а есть же еще малая Нобелевка – Премия имени Ганса Христиана Андерсена, есть список «Белых ворон» Мюнхенской международной библиотеки для детей и юношества, есть Франкфуртская и Болонская ярмарки, есть, наконец, Международный совет по детской книге (в который Беларусь решила не входить), есть еще много чего. Ориентироваться в том, что происходит в детской книге на общемировом уровне, на мой взгляд, важно, даже когда предстоит работа по подъему национальной литературы.

Детская книга сегодня – одно из самых перспективных и свободных направлений в литературе, при всей своей номинальной консервативности. В ней осваиваются новые темы, новый образный язык, новые художественные средства. Но надо учиться привлекать внимание аудитории, в конце концов за все голосует читатель. На одно возрождение интереса к национальной культуре надежды мало. Дети и подростки будут читать только интересные книги. Для начала можно поближе познакомиться с тем, что им действительно интересно и актуально.