Что почитать детям постарше

Колу, С. Мы – Разбойниковы / Сири Колу; пер. Евгения Тиновицкая; ил. Туули Юсел. – М.: Самокат, 2016. – 192с.: ил.

Тягомотное лето у бабушки отменяется. Девочку Вилью прямо из родительского автомобиля, прямо по пути к «месту отбывания» каникул похищают самые знаменитые финские разбойники. Это не ретро-детектив, это современная повесть, написанная совсем недавно, в 2010 году, но она уже экранизирована и даже обзавелась четырьмя продолжениями. Неплохой темп. Вилью очень быстро принимают в разбойничьем клане как родную, потому что высокие аналитические способности девочки оказываются кстати романтичным и не очень практичным разбойникам. Они презирают деньги, или как они их называют «мышиные пуки», отбирают у своих жертв только самые необходимые для себя вещи, чаще всего разнообразные сладости, воспитывают детей, мечтающих вырасти настоящими атаманами, готовятся к профессиональному состязанию на ежегодном летнем конвенте разбойников со всей страны.

Вилья не может удержаться от сравнения по-настоящему живых и искренних Разбойниковых с собственной разобщенной и меркантильной семьей, а возвращаться домой надо. Но перед расставанием главная героиня употребит все свои аналитические способности, чтобы разрешить назревший конфликт отцов и детей у Разбойниковых. Это самое интригующий мотив книги – бунт против бунтарей, когда дети разбойников пытаются демаргинализировать собственного отца и стать «нормальнее».

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


Зеи, А. Леопард за стеклом / Алки Зеи; пер. Анна Ковалева; ил. Олеся Гонсеровская. М.: Самокат, 2016. – 270с.: ил.

Серьезная книга со сложной судьбой. Может быть, у таких книг и не бывает иных судеб. Алки Зеи писала ее, находясь в вынужденной эмиграции в СССР, послала рукопись в греческое издательство и только через несколько лет узнала, что ее опубликовали. Потом пришедшая к власти военная хунта запрещала книгу, а в СССР книгу переводили с изменениями, помогавшими обойти советскую цензуру. Годы спустя она снова зазвучала на русском языке, но уже в новом воплощении – новый перевод, оригинальное название (а не «Брат мой Никос»), удивительной красоты иллюстрации. Такой витиеватый путь книги связан в первую очередь с ее сюжетом, основанным на детских воспоминания Алки Зеи о темных и неоднозначных страницах истории Греции (вторая половина 1930-х годов для всех европейских стран была тяжелым временем).

Две сестры, восьмилетняя Мелисса и десятилетняя Мирто, живут на красивейшем греческом острове Самосе в большой счастливой греческой семье. В идиллическую картину вторгается резкое изменение политического курса страны, из-за которого любимый кузен девочек оказывается преследуемым повстанцем, школьная жизнь коверкается форсированным созданием ячеек новой школьной организации (поразительно напоминающей пионерскую). Но самое главное – девочки наблюдают разобщенность внутри семьи. Алки Зеи представила широкий веер реакций на вторжение грубой внешней силы в пространство частной жизни. Дедушка и родители, тетя и служанка – очень разные персонажи, в их отношении к происходящему отражены типичные реакции: от подпольного сопротивления до открытого коллаборационизма. Видят эти модели поведения и дети. Это весьма ценная сюжетная линия – автор дает своим главным героиням важный опыт наблюдения за переломным моментом не только общей, но и их личной семейной истории. Детские книги о мрачных страницах истории обязательно несут в себе обнадеживающий посыл. Например, что дети, не обладая рычагами влияния на взрослый мир, становятся неподкупными свидетелями низости и лицемерия, и этот пусть болезненный, но важный опыт делает их духовно более крепкими.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Грипе, М. Навозный жук летает в сумерках / Мария Грипе; пер. Мария Людковская; ил. Виктория Попова. М.: Белая ворона, 2016. – 400с.: ил.

То, что начинается со случайного стечения обстоятельств – главные герои оказываются с точностью до нескольких минут в месте, где обнаруживают некую тайну, и быстро затевают детективное расследование – перерастает в размышления о взаимосвязи всего живого, умении узнавать тайные знаки и доверять им и мысли, что «люди должны легко понимать друг друга, в какое бы время они ни жили». В основе сюжета детективная завязка, подстегивающая подростков к распутыванию тайны с двухсотлетней историей. Помощь к ним приходит в виде неких мистических знаков, объяснение которым частично находится в обнаруженных подростками в личной переписке ученика крупного шведского ученого XVIII века Карла Линнея.

Брат и сестра Юнас и Анника вместе со своим другом Давидом ищут пропавшую и, как предполагается, проклятую египетскую статую, попутно погружаясь в философские и естественнонаучные дискуссии. Горячие споры современных подростков (хотя книга была написана в 1978 году, но взгляды молодежи, кажется, выглядят актуально и сегодня) о поступках и мотивации людей, живших несколько веков назад, интересны в контексте дискуссий о чтении детьми классической литературы. У каждого из трех главных героев видна особенная модель восприятия и писем, и всей происходящей вокруг них истории. Наблюдение за ними доставляет большое удовольствие.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Блэквуд, С. Магия Джинкса / Сэйдж Блэквуд; пер. Сергей Ильин; ил. Никита Голубев. – М.: Абрикобукс, 2016. – 376с.: ил.

Это вторая часть трилогии «экологического» фэнтези про Джинкса, способного слышать деревья и черпать силу у древнего леса Урвальда. Вторым быть намного сложнее: сюжетная канва уже очерчена, необычные и запоминающиеся детали придуманного мира уже заявлены, а до притягивающей внимание развязки еще далеко. Автор, пишущий под псевдонимом, Сэйдж Блэквуд, построил достаточно крепкий фундамент трилогии, чтобы и вторая книга не выглядела потерявшей в оригинальности. Главный герой цикла, Джинкс, ученик чародея Симона, продолжает спасать свой родной Урвальд от нависшего над тем Ужаса. Ужас воплощается в одном из спутников Джинкса из первой книги Ривене, предположительно являющемся королем соседней страны Ключеземье. Почему древний лес боится одного человек? Потому что Ключеземцы, не испытывая никаких чувств к живой природе помимо корысти, с радостью присвоят себе богатства леса, и хватит одно предводителя, чтобы организовать толпы людей для вырубки леса.

С одной стороны, человеческая склонность быть ведомыми может обернуться во вред, но с другой стороны, как раз в этой способности людей к объединения вокруг общей идеи Джинкс видит путь к победе Урвальда. По его мнению, всем обитателям Урвальда надо всего лишь вступить в союз (экая малость!) и дать отпор захватчикам. К проблеме сохранения живой природы подключается вопрос об объединении разобщенных обитателей леса во имя общего блага. Конечно, в столь разношерстном месте, где живут волколаки, медвелаки и прочие лаки (самый впечатляющий, пожалуй, бурундлак), а каждая Прогалина считает себя отдельным миром, месте, где эльфы плетут свои пока не ясные козни, добиться единого порыва будет несколько затруднительно. Хотя если бы это была единственная проблема! Для начала ему необходимо изучить тайную магию Зе-Эс (расшифровывается как «Знание — сила»), а потом с ее помощью справиться с самым могущественным злонамеренным чародеем Костоправом и самое главное — спасти своего наставника Симона.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Кузнецова, Ю. Первая работа / Юлия Кузнецова; ил. Евгения Двоскина. – М.: КомпасГид, 2016. – 256с.

В пятнадцать лет ради мечты можно совершить любые героические поступки. Маша Молочникова мечтает съездить в языковой лагерь на испанском побережье, вот только у родителей нет денег на путевку, зато они находят для дочери подработку, чтобы у нее была возможность самой оплатить поездку. Маша же отлично знает испанский, ей не составит труда обучить языку сообразительную маленькую девочку. В теории это выглядит легко и непринужденно, а вот попробуй в пятнадцать лет с головой уйди в работу репетитора, когда ученица вовсе не купидон с крылышками, а шестилетняя девочка, травмированная постоянным дефицитом мамы в своей жизни. Да и школу никто не отменял, а там свои интересные проблемы и с учителями, и с одноклассниками. Дополнительно выясняется, что требования относиться к себе как к взрослой и попытки принимать участие в жизни семьи на равных с родителями, приводят к необходимости делать вполне взрослый моральный выбор.

Из не особо общительного (ей кажется, что у нее нет близких друзей), не умеющего всерьез отстаивать свою точку зрения (новость о том, что Испании не будет, а будут новые окна в квартире, Маша принимает слишком спокойно для подростка) и медленного на подъем (методику преподавания иностранных языков маленьким детям Маша, продукт цифровой эпохи, не сразу догадалась искать в Интернете) подростка первая работа и связанные с ней успехи и поражения телепортируют во взрослую жизнь. Интересно наблюдать, чем это оборачивается для еще совсем не переросшей юношеский максимализм Маши.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе