Когда герой детской книжки — тоже книжка

Загаренски, П.
Голос / Памела Загаренски; пер. Сергей Степанов; ил. авт. – СПб.: Полядрия, 2016. – 40с.: ил.

Издательство «Поляндрия» знакомит нас с признанным детским иллюстратором Памелой Загаренски, дважды обладателем Медали Кальдекотта. Для старта был выбран «Голос», первая книга, в которой иллюстратор выступила и автором текста. Особенность книги в том, что соавтором здесь может стать любой желающий. «Голос» напоминает творческую инструкцию по чтению книг без слов, обернутую в два слоя предыстории и украшенную ничем не сдерживаемой фантазией интересного художника.

Главная героиня спешила принести домой увлекательную книжку сказок, но по дороге все слова случайно высыпались и потерялись. В результате в книжке такие красивые картинки, но совершенно «нечего читать» (какая знакомая фраза, правда?). Таинственный волшебный голос объясняет девочке: «Ты сама можешь придумать эти истории. <…> Воображение не знает правил.» Доверившись совету, девочка сначала несмело, потом все более вдохновенно придумывает сказку за сказкой. Но мы читаем лишь вступления к каждой, продолжение можно придумать самостоятельно, можно даже каждый раз создавать новую историю или постепенно развивать начатые раньше сюжеты. Сложные, отчасти сюрреалистичные, орнаментальные, завораживающие иллюстрации подхлестывают фантазию, к таким рисункам сюжеты придумываются самые фантасмагоричные.

Каждый разворот – зачин новой истории. Все они собраны воедино образом девочки, которая их придумывает, но есть еще второе любопытное измерение. Наблюдательные читатели не пройдут мимо рыжей лисы, которую можно найти на каждой странице. Секрет ее появления в книге раскроется только в самом конце, и появится повод задуматься, кто же на самом деле является рассказчиком.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Брагадоттир, Р.
Бакстер и его книжка / Рефна Брагадоттир; пер. Юлия Фокина; ил. авт. – М.: Клевер, 2016. – 32с.: ил.

В этой небольшой книжке-картинке просматривается замечательная идея. Живет себе не пойми какое существо с неидентифицируемой внешностью (шерсть, крылья, недохобот и «безвольный» рот), радость ему доставляет только чтение. Он завидует мишкам и зайчишкам, ведь про них сочинили столько сказок, а про такого, как он — и надеяться не приходится. И тут – «книгопробы». Мишки-зайчишки тут как тут, и снова попадают в книжки, а к Бакстеру жюри отнеслось несправедливо. «Будь, как мы,» — советуют ему самые скучные книжные персонажи, а он хочет быть собой. Ему удается отстоять на это право — находится автор, написавший книгу именно про него, про странного синего Бакстера. Любой и каждый достоин собственной книги.

Идея истории достойна всяческих похвал, и визуальная реализация ее тоже не лишена своего очарования. Автор книжки Рефна Брагадоттир, исландка, живущая в Англии, имеет большой опыт работы в мультипликации, и это хорошо отразилось на живости и динамичности персонажей. Привлекательна и многослойность посыла книг: появление книжки Бакстера можно понимать буквально, как открытие новых горизонтов детской литературы, поиски новых форм и персонажей (что отзывается в специалистах детского чтения), а можно в более широком смысле безусловной ценности каждой личности. К сожалению, это не до конца считывается в русском переводе. Доходчивый и сбалансированный прозаический текст оригинала, очевидно адресованный самой младшей аудитории, по каким-то причинам было решено переделать в стихи. Оригинал можно похвалить за продуманный ритм и удачные логические ударения (ведь и в прозе это с успехом можно делать), а стихотворный перевод мало того, что варьирует в своем звучании, так еще в нем серьезно сбиты смысловые ориентиры. Достаточно сказать, что ключевой посыл книги Why can't I just be ME? (Почему мне нельзя быть собой?), настолько важный, что ему отвели целый экспрессивный разворот, превратился в беспомощное и совершенно неуместное «Устал я терпеть над собою насилие!»

На примере вольного обращения с текстом книжки-картинки «Бакстер и его книжка» видно, что в книжки-картинки очень сложно вносить любые изменения без искажения смысла. Я придерживаюсь мнения, что перевод книжек-картинок сродни работе хирурга – не должно быть ни одного лишнего движения.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Майлз, Д.
Книга / Дэвид Майлз; пер. Анна Ремез; ил. Натали Хупс. – СПб.: Поляндрия, 2016. – 32с.: ил.

«Книга» – признание в любви к… дайте догадаться – к книгам. Удивительное ощущение: внутри ровно то, что обещает обложка – волшебные фэнтезийные миры, вдохновляющие фразы, которые говорят сами за себя, теплый колорит рассветного часа. Удачный ход использовали авторы для вступления. На пустом развороте, контрастирующем с насыщенной обложкой, появляется простой черный текст. Шрифт постепенно укрупняется, и буквы превращаются в причудливые миры. Там обитают волшебники, эльфы, лесная нечисть, строятся домики из книг, и целые планеты напоминают те, в которых бывал маленький принц. Встретятся и ухмылки в адрес современности – отправленные на свалку компьютеры и в прямом смысле пожирающие их зубастые вирусы. Сюжет иллюстраций связывает привычный квест – лирическому герою передается ключ, который должен открыть дверь в мир книг.

Вся привлекательность книги сосредоточена, конечно, в причудливых и говорящих иллюстрациях, в которых притаилась история в себе. В это же время текст представляет собой череду общих фраз из разряда прописных истин о том, что в книгах «Правда гуляет под руку с Вымыслом» и «У книги нет пароля, не пускающего тебя внутрь». Два отдельно звучащих голоса – текста и картинки – нисколько не мешают друг другу. Наоборот, они создают мечтательную атмосферу, как будто ты слушаешь чьи-то мягкие, успокаивающие слова, и в то же время представляешь себе какие-то сказочно-фантастические видения. Эффект получается еще более действенный, чем если бы авторы написали сюжетную книгу про поход во имя освобождения книг.

Превосходный пример того, как в современной детской книге может быть представлена дидактическая задача. О пользе чтения говорить неординарными, завораживающими книгами гораздо полезнее, чем запугивать потенциальными проблемами в учебе.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Дональдсон, Дж.
Любимая книжка Чарли Кука / Джулия Дональдсон; пер. Марина Бородицкая; ил. Аксель Шеффлер. – М.: Машины творения, 2015. – 28с.: ил.

В том изобилии книжек-картинок, которым мы обязаны трио Дональдсон-Шеффлер-Бородицкая, удивительно было не найти «оды» книгам и чтению. Здесь, как это заметно и по другим книжкам о книжках, тоже «эксплуатируется» мотив чтения как пропуска в другие миры. Джулия Дональдсон представляет книги в виде анфилады порталов, через которые читатель попадает из одной сказки в другую. Мальчик по имени Чарли Кук читает книгу про пирата: тот находит сундук с сокровищами, среди которых книга, а книга про трех медведей, и Маша кроме ложки, чашки и кроватки медвежонка берет его книжку, а в это книжке… и так далее, пока мы не возвращаемся к Чарли Куку в окружении всех сказочных персонажей. Книга оказалась двусторонним порталом: мы заглянули в сказочные миры, а они потом пришли в гости к Чарли.

У Акселя Шеффлера была интересная задача – нарисовать не просто разные сюжеты, для каждой новой книги он создавал собственное «лицо»: детективный рассказ представлен в виде газетных вырезок, а преступник в тюрьме ведет подсчет прошедшим дням прямо на страницах своей книги. Здесь встретятся развороты из комиксов и книжек-картинок, приключенческих романов и мистических повестей, романов-воспитания и рассказов о животных. Каждый жанр узнаваем, хотя художник остается верен своей характерной, яркой манере. Перевод Марины Бородицкой, изящный, точный, веселый, перехвалить сложно. Работа этой связки автор-переводчик – удачный пример того, какими популярными могут быть современные сказки в стихах, и как даже современные переводные книги могут очень быстро становиться фактом культуры нового языка.

В продаже в Лабиринте и в Книжной норе


 

Невозможно не упомянуть здесь о еще одной превосходной книге о книгах. Это «Фантастические летающие книги мистера Морриса Лессмора» Уильяма Джойса. О ней уже был подробный разговор.