Истории про Макса. Барбру Линдгрен (худ. Эва Эриксон)

Авторы серии книжек про Макса хорошо известны в Швеции. Барбру Линдгрен удостоилась высокой награды в области детской литературы — премии ALMA имени Астрид Линдгрен, своей однофамилицы. Ее книги сравнительно давно переводятся на русский язык, а вот знаменитый иллюстратор Эва Эриксон стала нам знакома только в прошлом году. За книжками-малышками «Макс и лампа», «Макс и машинка», «Макс и горшок», «Макс и тележка» стоят громкие имена шведской детской литературы, а это что-то да значит. И все равно они способны вызвать смешанные чувства у читателей: сюжет будто из пальца высосан, текст будто и совсем не заметен, рисунки хоть симпатичные, но что в них толку, если в книжке «нечего читать».

Предвидя такие реакции, издательство поместило в первую книгу серии небольшое предисловие, напоминающее взрослым читателям о значении крошечных историй и простых слов в жизни маленького человека, и даже поместило подстрочный перевод текста книги с малышового языка на язык взрослых. Это важное напоминание: наивные, даже примитивные с точки зрения взрослого рассказы на самом деле соразмерны уровню детского восприятия и являются полноценными литературными произведениями для детей.

Возрастная планка детского круга чтения снизилась за последние десятилетия. Те книги, которые раньше дети читали в начальной школе, уверенно сместились в круг семейного чтения с дошкольниками, включая произведения, изначально написанные вообще не для детей (сказки Пушкина или Андерсена, например). В этом смысле книги подобно рассказам про Макса помогают свериться с реальностью. Здесь не дети дотягиваются в принудительном порядке до уровня литературного произведения, а наоборот авторы, словно приседают на корточки и, глядя ребенку в глаза, общаются с ним на понятном тому языке и на близкие тому темы.

Кажется: малыш полез на стол, упал, ударился; он не поделил игрушку с приятелем; он не знает, что из перегруженной тележки что-то будет вываливаться; он осваивает горшок. Все просто, банально. Ничего подобного! Макс учится управлять своим телом, для него попытка дотянуться до лампы над столом сродни человеческим попыткам долететь до Луны. А обладание игрушкой сродни обладанию какой-то частью тела – только с ней он ощущает себя целостным – попробуйте отдать кому-то свою руку или ногу и представьте, что испытывает Макс, когда ему надо «поделиться» машинкой, или когда что-то падает из бережно набитой до отказа тележки. Про значение горшка в жизни ребенка до трех лет вообще можно целую поэму сложить.

Описание таких значимых для Макса ситуаций с использованием минимального набора слов, которыми действительно оперирует ребенок в возрасте от года до трех, требует от детского писателя предельной чуткости и наблюдательности. Это же касается и работы переводчика, которую для русского издания взяла на себя Мария Людковская, в чем ей помогли большой опыт перевода книжек-картинок для малышей и талант распознавать верные тона и оттенки. Если рассказ состоит всего из двадцати слов, то даже одно фальшивое слово решает, будет ли читаться текст.

Важно и то, что в случае с Максом чтение выйдет за пределы текста. Короткие фразы станут сигнальными огнями, на которые ориентируются взрослые. Потому что чтение малышам с большой вероятностью не ограничивается воспроизведением напечатанных букв. В недавнем исследовании, проведенном, может быть, даже не английскими учеными, было обнаружено, что взрослые во время чтения своим детям произносят в разы больше слов в минуту, чем при любой другой совместной деятельности. Очевидная вещь, но тут есть еще один аспект.

Проговаривание вслух текста не всегда привлекает внимание самых маленьких слушателей. Им еще очень сложно просто сидеть и смотреть в книжку, пусть и с картинками, слишком мало знакомых слов, слишком низкая усидчивость. Что делает родитель в такой ситуации? Правильно. Он начинает рассказывать сам, пересказывать сюжет на языковом уровне, освоенном его ребенком. То есть получается эмоционально окрашенный, художественный монолог взрослого, созданный строго в соответствии с индивидуальными запросами слушателя. И это работает.

С этого стартуют все те бонусы и блага, о которых пишут в популярных статьях о пользе чтения вслух малышам: физический контакт со взрослым, эмоциональная близость, развитие сопереживания, расширение словарного запаса, увеличение усидчивости – и много чего еще. Такие простые и легковесные на первый взгляд книжки, как рассказы про маленького Макса Барбру Линдгрен, становятся стартовой площадкой для совместного творческого чтения ребенка и взрослого, поводом для эмоционально насыщенного общения. И не говорите, что там «совершенно нечего читать».

Линдгрен, Б.
Макс и лампа / Барбру Линдгрен; пер. Мария Людковская; ил. Эва Эриксон. –М.: Самокат, 2015. – 32с.
Купить в Лабиринте
Купить в Oz.by

Линдгрен, Б.
Макс и машинка / Барбру Линдгрен; пер. Мария Людковская; ил. Эва Эриксон. –М.: Самокат, 2015. – 32с.
Купить в Лабиринте
Купить в Oz.by

Линдгрен, Б.
Макс и горшок / Барбру Линдгрен; пер. Мария Людковская; ил. Эва Эриксон. –М.: Самокат, 2015. – 32с.
Купить в Лабиринте
Купить в Oz.by

Линдгрен, Б.
Макс и тележка / Барбру Линдгрен; пер. Мария Людковская; ил. Эва Эриксон. –М.: Самокат, 2015. – 32с.
Купить в Лабиринте
Купить в Oz.by