Как я сходила на FSP, и к каким неожиданным мыслям это меня привело

Прошла неделя после главного Минского летнего фестиваля Art-Picnic FSP-2015, и пора бы уже упорядочить впечатления от участия в нем. Никак не получается – вопросов больше, чем ответов. Формально они не связаны с самим фестивалем, это скорее мои мысли вслух и сомнения. Попробую по порядку.

Чтение в экстремальных условиях стало интересным опытом. Слушателей было предсказуемо не так чтобы много, но те, у кого было настроение, слушали внимательно и благодарно, как всегда слушают дети. Увидеть живую и непосредственную реакцию детей на книги – большое удовольствие. На спорные размышление же меня натолкнуло все, что осталось за скобками. Присутствие книг на увеселительном мероприятии неожиданно для себя самой я увидела в двойственном свете.

Я участвовала в работе детской зоны Kidsters, где был устроен «книжный уголок». Это был просторный стенд крупнейшего книжного Интернет-магазина Беларуси Oz.by. Стать на время фестиваля живыми воплощениями лозунга «Чтение — свет» были призваны Катерина Таберко, автор лучшего книжного блога 2014 года по версии Интернет-магазина Ozon.ru, Виктория Хомич и Ольга Вовк, организаторы Первого минского книжного фестиваля «Город и книги», со своим проектом «ЗаЧтение» и, вот, я. Флагман белорусской книготорговли «Озбай» не случайно облюбовал себе место именно в детской зоне. Они приехали с «Семейной библиотекой». Желающие отдохнуть от многолюдной суматохи дети (а также их родители) могли устроиться в мягких креслах библиотеки и полистать подобранные работниками магазина детские книги или заняться рисованием за столиками для творчества. Ничего экстраординарного и необычного — за громкие чтения и поэтические развлечения отвечал уже квартет «популярных блогеров». Стенд ради присутствия. Но то, что его присутствие было зачем-то нужно белорусскому книжному флагману – показательно.

Всем участникам книжного рынка прекрасно видно, какими темпами развивается детский сектор. Говорить о популярности детских книг – общее место. Становятся слышны скромные замечания, что детских книг вокруг становится уж слишком много: взрослые и сами читают их с большим азартом, некоторые коллекционирует красиво проиллюстрированные книги или собирают букинистику, продолжает издаваться очень много переводных современных книг, полки ломятся от шквала репринтных изданий и переизданий, да еще и отечественные авторы оказываются жутко талантливы и даже гениальны. Книг очень много. В попытке уследить за потоком новинок я делаю сжатые еженедельные подборки. Так их количество за год увеличилось вдвое. Только в прошлом году я отмечала для себя около двадцати книг в неделю, теперь же около пятидесяти. Пятьдесят (!) заслуживающих внимания книг в неделю.

И задача по составлению домашней детской библиотеки соответственно «духу времени» возлагается на родителей. А на кого же еще? Они должны следить, интересоваться, разбираться. Они это и делают, и рынок радостно реагирует – предоставляет еще больший выбор. И еще больший. За последние недели, пока я готовилась к фестивалю и представляла себе потенциального читателя Книжного уголка – его возраст, его настроение, его готовность слушать – и составляла соответствующую походную библиотечку, я несколько раз столкнулась с высказываниями, которые я могу связать именно с сегодняшним «кризисом выбора» детских книг. Взрослые начинают задаваться вопросом, а не слишком ли много книг навязывают моему ребенку? Почему я должен переворачивать горы детской и подростковой литературы и не раз, а регулярно? Почему другие родители как знамя профпригодности выпячивают свое семейное чтение? Почему на развлекательном, увеселительном мероприятии детей опять пытаются усадить за книжки?

И положа руку на сердце я не знаю ответы на эти вопросы. С одной стороны я понимаю, что для тех, кто пытается успеть все и всюду, массированная популяризация детского чтения может казаться чрезмерной, как и пропаганда раннего развития, естественного родительства и многих других веяний времени. Но это еще и показатель другого. В своем окружении я сталкиваюсь с двумя полярными мнениями. Если верить первому, то дети читают жуть как много, родители вечерами читают вслух даже подросткам, а когда те засыпают, неутомимые взрослые за ночь проглатывают те книги, которые потом обязательно посоветуют детям или даже прочтут вместе с ними. А вот второе мнение с непониманием пожимает плечами, о каком детском чтении, мол, вы вообще говорите – у ребенка в школе и среди ровесников-родственников книги не читает никто, все играют на телефонах, планшетах, компьютерах.

На этом фоне усиленная работа крупных магазинов по укреплению своих детских отделов, которая была прекрасно видна в том числе на примере прошедшего фестиваля, оптимистичные издательские планы, стремительно растущие списки новых книг, активная работа специалистов и примкнувших по «информированию населения» о происходящем в детлите выглядят как игра на одной половине поля. Книг много, а тиражи маленькие, информации много, а доходит она до одной и той же аудитории, литературных событий много, но участвуют в них одни и те же лица.

Такие рассуждения бередят волны сомнений. В каком направлении двигаться? Продолжать рассказывать и так много читающим родителям о пользе детского чтения? Продолжать размахивать книжными вымпелами там, где дети пытаются отвлечься от всего, что им напоминает обязаловку и учебу? Верить в «Кто ищет – тот всегда найдет»? Где пролегает та золотая середина, когда интересующиеся не окажутся перегружены информацией до полного ее отторжения, а готовые ее воспринимать, но еще не знающие об этом, услышат то, что зацепит, заинтересует?

А в Минске и дальше будут читать детям на каждом шагу. «Популярные» блогеры спешат.