Простодурсен. Зима от начала до конца, Руне Белсвик. Цитата

Я радуюсь за тех, кто еще только готовится к знакомству с Простодурсеном. Радуюсь тем ярким впечатлениям, которые у них еще впереди.

Да и перечитывать про «зиму от начала до конца» тоже весьма приятно. И в канун Нового года вспоминается главный праздник приречной страны – марципановое пиршество. Прямо готовая идея для детского новогоднего праздника!

Кстати, «Простодурсен» уже начинает собирать награды. Переводчик Ольга Дробот, благодаря которой герои Руне Белсвика заговорили по-русски, 25 декабря получила за «Простодурсена» премию «Мастер», вручаемую гильдией «Мастера литературного перевода».

 

Небольшой отрывок из этого зимнего чуда:

В маленькой приречной стране наступила зима. Тяжёлый белый снег покрыл взгорки, норки и дома. Река потемнела, как глухая ночь. Она норовила утечь от зимних морозов, не застывать на месте. Но они упрямо желали сковать её льдом. В приречной стране было тихо. Все шумные зарылись в снег, а голосистые улетели в тёплые края. Только изредка проснётся, бывало, ветер да стукнут друг о друга большие ветки, выбивая сухую скрипучую музыку и обтрясая снег.

Простодурсен и Утёнок коротали время у себя дома, радуясь, что близится великий марципановый праздник. Они устроились у печки. Открыли дверцу и всматривались в добрые, жаркие языки пламени. Они обсуждали, как бы им получше оголодать к этому пиршеству. То ли есть пудинг через день, то ли каждый раз съедать половину обычной порции.

Им было невдомёк, что в вечерней темноте кто-то стоит под окном и смотрит на них. Кто-то бесшумно стоял и молча смотрел, как тёплые и уютные отсветы пламени ложатся на две физиономии – с клювом и без.

– На марципановом празднике мы будем есть только марципаны? – спросил Утёнок.

– Да, – ответил Простодурсен. – Очень вкусные марципаны.

– И мы сначала поедим марципаны, потом съедим ещё марципанов и дальше закусим снова марципанами?

– Да. Мы будем есть сколько влезет.

– А когда больше не влезет?

– Марципанов больше не влезет? – переспросил Простодурсен.  – Такого не бывает.

– Это потому что они очень вкусные?

– Да.

– А на вкус они какие?

– Вкусные.

– Нет, но на что они похожи?

– Они ни на что не похожи. Ковригсен лепит их в форме коз, или диковинных лягушек, и ещё разных троллей, и какие-то длинные яйца. Они бывают синие, жёлтые, белые, красные и в полоску. И вкус у всех фигурок разный. Язык не устаёт их пробовать, живот требует добавки.

– А как он требует?

– Кричит «Дайте ещё!»

– Живот кричит?

– Не криком кричит, но… Это всё равно что съесть утренние облака, полные солнечного света.

– Разве облака едят?

– Не едят, нет. Но я просто объясняю тебе, какие прекрасные марципаны бывают на празднике марципанов.

– Слышишь? Мой живот, мне кажется, уже начал кричать.

– Ну вот видишь.

– Но когда живот перестанет кричать? Когда мы так наедимся, что в нас больше и крошки не засунуть? Тогда мы просто побредём домой спать – и всё?

– Нет. Сперва Октава споёт песню. А Сдобсен расскажет о жизни за границей. А Ковригсен прочитает стихи.

– А я?

– Что ты?

– Я буду сидеть и слушать?

– Тебе не хочется?

– Хочется. Только я тоже хотел бы выступить. Показать фокус или сыграть сценку.

– Это наверняка можно.

– Здорово! Теперь я буду радоваться празднику ещё больше. Представляешь, вот я выхожу, сытый по самый клюв, и начинаю выступать…

– Да.

– Сколько чудесного в нашей стране!

– Ты считаешь?

– Конечно. Например, мы можем радовать друг друга песнями и стихами. Или радоваться тому, что ещё только будет потом. Вот как марципановому празднику.

– Ты прав. А если завтра будет хорошая погода, можем пойти покидать в речку снежки-бульки.

Так они проводили вечер. Что-то говорили по очереди. Обычно всего несколько слов. Потом замолкали. А ещё потом вдруг, как по волшебству, находились новые слова, и разговор продолжался.

Источник иллюстраций: Иллюстрации Варвары Помидор