Ты идёшь по ковру, Мария Ботева (худ. Даша Мартынова)

«Я иду по ковру, ты идёшь по коврёшь, мы идём по коврём». Ритм. Четкий, уверенный, задорный. Ритм – важное качество прозы Марии Ботевой. Задор – тоже. Ее новая книга «Ты идёшь по ковру» заставила себя ждать с 2013 года, когда был опубликован сборник повестей «Мороженое в вафельных стаканчиках», получивший россыпь премий и почетных титулов. Одним из достижений было включение в каталог «Белые вороны» Мюнхенской международной библиотеки для молодежи, в котором собираются неординарные книги со всего мира. Марию Ботеву с ее емкими текстами, с ее особой оптикой саму можно причислить к белым воронам, редчайшим экземплярам в литературной среде.

«Ты идёшь по ковру» — это снова сборник, в него вошли две повести, разные, с разным настроением. Первая повесть «Ты идёшь по ковру» расскажет о жизни двух лучших подруг в небольшом поселке, о том, как однообразие повседневности наполняется событиями, разгоняющими маховик субъективного ощущения насыщенности жизни до предела. Сельская проза, в которой хорошо просматриваются «приметы времени»: старожилы, недоверчиво посматривающие на ипотечников, понастроивших по их мнению хоромы, и ипотечники, чурающиеся отдавать своих детей в местную школу. Такая не каноническая деревня, меняющаяся. И в ней живут девочки, которые меняются еще быстрее, чем социальный срез современной деревни — взрослеют. Рассказ ведется поочередно от лица каждой из героинь. Этот внутренний диалог персонажей получился выразительным и полнозвучным. Две подружки, почти сестры – Маринка и Олька, характеры разные, а ход мыслей похожий. Мысли друг друга они вообще без проблем читают – это отчетливо видно.

Тонкая игра тождественного и различного особенно выигрышно смотрится в исполнении Марии Ботевой. Она пишет так, словно каждое предложение – самостоятельное художественное произведение. Во внутренних монологах героинь это хорошо заметно, драматизм сюжета лежит именно в плоскости переживаний подрастающих девочек. Мария Ботева, мастер короткой фразы, бдительно следит за емкостью каждой характеристики персонажа, места или события. Детали семейной и школьной жизни главных героинь, их общение с соседями и друзьями (среди которых не только вполне логично появляющийся представитель противоположного пола, Пашка, но и самый настоящий конь по имени Барон) вполне выпуклы и полнозвучны, при этом оставляют основное пространство кипучей энергии девочек на заре подростковой жизни.

Вторая повесть «Несколько кадров для дедушки» контрастирует с первой. Она вдумчивая, плавная, серьезная. Главная героиня Женя лишена беззаботности и живости Маринки и Ольки, она поставлена в условия, в которых беззаботности нет места: отец пьет и теряет работу, мать становится главой семьи и семейным миротворцем, старшие брат и сестра покинули отчий дом, дедушка впадает в старческое слабоумие и теряет волю к жизни, школьные друзья носятся с идеей фикс, при этом главное увлечение Жени, скалолазание, требует спокойствия и уравновешенности – какое там.

Посреди всей этой неразберихи появляется крохотное живое существо, своими физическими параметрами никак не соответствующее той гигантской роли, которую ему доведется сыграть в истории. Это беспородный щенок Спальник: «маленький, с короткими лапами вразбег, белый, чуть рыжеватый, круглые глаза, умные уши, скрипучие кости». Главная героиня погружается в семейные проблемы с головой. Школьные интриги, друзья-мальчишки, соперницы на тренировках – ничто не способно расшевелить переживающего за свою семью подростка. Хорошо в благополучной семье с чувством и с толком ссориться с родителями, а если надо скрывать любой намек на неприятности дома из страха, как бы отца не лишили родительских прав. И как можно помочь дедушке, балансирующему между реальностью и своим выдуманным миром, полным бессилием и оживлением? Этот мотив маятника становится доминантным в жизни Жени: Спальник мистическим образом то увеличивается, то уменьшается; дедушка то стремится к жизни, то отказывается от нее; друзья то ссорятся, то ищут общения с ней; брат с сестрой и те приезжают – уезжают, а отец то и дело переживает проблески сознания. Женина история – это метафора размеренного и собранного восхождения по сложному маршруту на скале, где каждый шаг меняет очень многое.

Мария Ботева наводит резкость мысленного взора своих героинь в той слегка парадоксальной манере, которая ей чрезвычайно хорошо удается. Ее новые повести дают возможность присмотреться к яркой палитре персонажей, событий и деталей, которые, если подумать, больше похожи не на порождения писательской фантазии, а на подсказки взбалмошной реальности, которая, как известно, бывает смелее любого авторского замысла.

Ботева, М.
Ты идёшь по ковру / Мария Ботева; ил. Дарья Мартынова. — М.: ИД КомпасГид, 2016. — 168с.

Ты идёшь по ковру. Две повести  - в Лабиринте